четверг, 2 апреля 2015 г.

Радости и ужасы горы Эльбрус

Головная боль постепенно проходит, позволяя, наконец, услышать тишину... Царящее вокруг ледяное безмолвие, периодически нарушают порывы ураганного ветра. Густая непроглядная темнота обволакивает со всех сторон, заставляя погрузиться в чуткий беспокойный сон. Внезапно вздрагиваю от непонятного постороннего шума, доносящегося откуда-то снаружи! С трудом открыв глаза, пытаюсь понять, что происходит. Издалека всё более и более отчётливо доносится звук шагов. Глаза постепенно привыкают к темноте, позволяя разглядеть за окном домика человеческий силуэт…


Конец марта. В связи с высокими температурами горнолыжные трассы оставляют желать лучшего, поэтому кататься на сноуборде уже не хочется. К тому же, пару недель назад, мы очень эффектно закрыли горнолыжный сезон, покатавшись с гидом по нетронутым снежным склонам Эльбруса.

Но от этого в горы хочется не меньше. Поэтому снова едем на Эльбрус, но уже не кататься, а походить пешком. Это будет неплохой тренировкой перед летним восхождением.

В пятницу вечером, сразу после работы, заезжаем домой за вещами и едем в Краснодар, чтобы присоединиться к краснодарской группе сноубордистов и лыжников и доехать с ними до поляны Азау.

Изначально наш план был таким. Подняться от поляны Азау до Приюта 11 пешком, там переночевать и на следующий день спуститься вниз. Но по совету Максима (с которым познакомились в автобусе), мы немного меняем наш план, с целью большей эффективности похода. Тратить время и силы на подъём от поляны Азау (2300 м) до станции Мир (3500 м) нет никакого смысла. Вместо этого лучше подняться не до Приюта 11 (4100 м), а до скал Пастухова (4600 м) и потом спуститься ночевать на Приют.

Покупаем экскурсионный скипас на маятниковую канатную дорогу и на старом советском вагончике поднимаемся до станции Мир. Погода хорошая. Через облака и дымку пробивается солнце. По ощущениям очень тепло. Находим в одном из кафе Музафара (владелец нескольких домиков Приюта), чтобы взять у него ключи. Поприветствовав нас, он сообщает, что там сейчас живут альпинисты, которые готовятся к зимнему восхождению и ключи от домика и от столовой у них.

Несмотря на большие рюкзаки, подъём до Приюта даётся нам довольно легко. По пути делаем одну короткую остановку выше Бочек (3900 м) и продолжаем путь.

 
 
Самочувствие отличное. Всю дорогу иду очень медленно, т.к. пообещала Денису Любашину (нашему другу и опытному товарищу по походам) не бежать. Лёша идёт шаг в шаг за мной, не отстаёт. Идём без остановок. Вот справа показались домики МЧС, напротив них Приют, но его пока не видно. Начинается крутой подъём и здесь, чтобы не рвать темп, начинаю считать шаги. Через каждые сто шагов делаем тридцатисекундную передышку.

Увидев слева большой камень, начинаем забирать влево и выходим прямо к домикам. Столовая оказалась закрыта, все пять домиков тоже… Звоним Музафару. Он говорит, что альпинисты, наверное, сейчас на горе. Заглядываю в окна столовой. На столе лежат продукты, под лавочкой стоит обувь. Видно, что здесь живут. Сейчас около 14-ти часов. Чуть дальше домика-столовой находится другой домик. Дверь в нём закрыта, но в одном из окон нет стекла. Забираемся внутрь через окно, оставляем там рюкзаки и налегке начинаем подниматься к скалам Пастухова, в надежде, что встретим ребят.

Без рюкзаков идти совсем легко и, несмотря на крутой подъём, доходим до конца коридора без остановок.
 
Делаем небольшую передышку и проходим ещё немного вверх. Дальше начинается обледенелый снег. Подниматься по нему без кошек слишком опасно. Стоим минут десять, чтобы немного привыкнуть к высоте. Вершины Эльбруса затянуты серыми облаками, дует ветер. Нужно спускаться.

До Приюта спускаемся очень быстро. Домики и столовая Приюта по-прежнему закрыты, а на часах уже 16 часов. Ребят нет… Если бы они ушли на акклиматизацию, то давно бы уже вернулись. Значит на горе. Становится холодно. Попытки открыть замок ножом не увенчались успехом. Снова забираемся через окно в домик, где лежат наши вещи, чтобы спрятаться от ветра. Звоним Музафару. Он обещает, что сейчас пришлёт парня на снегоходе, который откроет нам столовую.

Пока Лёша ходил где-то по улице, я почувствовала слабость. В этот момент я поняла, что у меня горняшка (горная болезнь). Впервые ощущаю её так сильно. Даже при восхождении на Эльбрус летом, у меня не было ни одного из её симптомов, кроме слабости на высоте выше 5000 метров. Такой резкий набор высоты без акклиматизации трудно даётся организму. Голова болит, ноги дрожат и отказываются стоять. Становится очень холодно. С трудом натягиваю на себя пуховую куртку и сажусь на рюкзак, подперев стенку. Когда пришёл Лёша и сообщил, что нам открыли столовую, я уже сидела на рюкзаке, согнувшись пополам. Каждая попытка пошевелиться отдаёт в голову сильной болью. Лёша достаёт шипучую таблетку от головы, растворяет её в чае и даёт мне. Ну и гадость! Не пью таблетки уже несколько лет и больше не буду. Стало ещё хуже. Кое-как выползла из домика, и тут мой организм подтвердил, что он, так же как и я, против таблеток. Произошло самоочищение и мне стало значительно лучше. Я взяла рюкзак и пошла в столовую.

Погода испортилась. Всё в тумане, видимость практически нулевая. Идёт снег и дует ветер.

Есть нам не хочется. Лёша тоже чувствует недомогание, поэтому насильно запихивать еду в желудок мы не стали. Кроме как есть, спать и ходить, здесь больше делать нечего. Ходили мы сегодня и так много, поэтому я сдвигаю две лавочки, стелю на них коврик и залезаю в спальник. В пуховом спальнике тепло и меня начинает клонить в сон. Лёша последовал моему примеру. Так провалялись мы около двух часов. Головная боль у меня стала значительно легче и я почувствовала небольшой прилив сил. Решили вскипятить воды и выпить грибного бульона.

Вдруг за окном домика мелькнул свет фонаря, дверь открылась, и в домик зашёл человек. Наш знакомый… Кто он и откуда сейчас расскажу поподробнее.

В декабре, на открытии горнолыжного сезона, в первый день катание не задалось. На трассе было много камней, и некоторые участки приходилось проходить пешком. Спустившись один раз, я поняла, что такое катание мне не нравится, и предложила Лёше прогуляться пешком от станции Мир до Приюта 11, потом спуститься оттуда на сноубордах до станции Мир и на канатке спуститься на поляну Азау. Лёша согласился, и мы начали подъём. По пути нас обогнал мужчина, с которым мы поздоровались и даже познакомились. Представился он Сергием (не Сергей, а именно Сергий). Сказал, что живёт в одном из домиков МЧС в районе Приюта 11, предложил зайти к нему в гости, когда поднимемся. Затем он бодро продолжил подъём и скоро исчез за перегибом трассы. Поднялись к Приюту мы уже вечером, солнце садилось и оставалось совсем недолго до темноты. Но нас одолевало любопытство кто же такой Сергий и почему он там живёт. Забравшись по крутому подъёму к домикам МЧС, мы нашли тот, к которому вели следы и постучали в дверь. Нам открыли и вежливо предложили зайти. В разговоре выяснилось, что Сергий священник, пишет стихи, ходит на Эльбрус и планирует жить здесь целый год. Очень интересный и приятный человек. Пока беседовали и пили чай, немного отдохнули. Попрощались и отправились в обратный путь.

Вот так мы с ним и познакомились. Мы очень рады его видеть, так же как и он нас. Приглашаем его попить с нами чай, и он соглашается. За чаем и грибным бульоном он рассказывает нам о своих восхождениях. На Эльбрус он поднимался уже шесть раз. Три раза на западную вершину (5642 м) и три раза на восточную (5621 м). Один раз делал траверс двух вершин и ночевал в домике Red Fox на седловине Эльбруса. Окончив рассказ, он поблагодарил нас за чай, мы попрощались и он отправился в свой домик.

После горячего бульона моё самочувствие окончательно улучшилось, но лёгкая головная боль по-прежнему осталась. На улице стемнело, погода совсем испортилась. Надежда полюбоваться закатом и звёздным небом окончательно исчезла. Снова забираемся в спальники, но уже не временно, как первый раз, а с перспективой спать до утра. Перед тем как уснуть, делюсь с Лёшей своими переживаниями по поводу ребят, которые так и не вернулись. Лёша успокоил меня тем, что они могли пойти на ночёвку к скалам Пастухова, а мы, подняв панику, сорвём им восхождение. К тому же с ними опытный инструктор и даже, если что-то случилось, мы без снаряги и опыта всё равно ничем им не поможем.

Головная боль постепенно проходит, позволяя, наконец, услышать тишину... Царящее вокруг ледяное безмолвие, периодически нарушают порывы ураганного ветра. Густая непроглядная темнота обволакивает со всех сторон, заставляя погрузиться в чуткий беспокойный сон. Внезапно вздрагиваю от непонятного постороннего шума, доносящегося откуда-то снаружи! С трудом открыв глаза, пытаюсь понять, что происходит. Издалека всё более и более отчётливо доносится звук шагов. Глаза постепенно привыкают к темноте, позволяя разглядеть за окном домика человеческий силуэт…

Что это???! В полусонном сознании начинают крутиться истории о чёрных альпинистах, о том, как в Приюты Эльбруса кто-то стучит ночью…

Звуки человеческих голосов становятся всё громче, и мне в глаза ударяет свет фонариков! Выпрыгиваю из спальника и прямо в носках бегу на улицу. Это трое альпинистов вернулись с горы!!! Кричу им, чтобы скорее заходили в столовую.

Раньше я видела такое только в кино. Три человека, полностью покрытые снегом и льдом, с трудом стоящие на ногах, вваливаются в домик. Сказать толком ничего не могут. Один из них суетится, двое просто стоят и ничего не делают. Я быстро выливаю в кастрюлю оставшуюся у нас воду и ставлю греться, чтобы заварить им чай. Один говорит, что хочет воды, второй, что хочет чай. Третий бегает по столовой в поисках своих вещей и говорит, что ему нужно бежать в ратрак который ждёт его на улице, чтобы спустить вниз. Собрав вещи, он быстро прощается со своими друзьями и выходит на улицу. Вся эта суматоха заканчивается, шум ратрака стихает и снова наступает тишина. Двое оставшихся ребят сидят на лавочке и молча смотрят в пустоту. Лёша в шоке от увиденного, тоже сидит на лавочке и молчит. Наконец закипает вода. Наливаю одному простой воды, второму горячего чая. Потом снова чая, только уже обоим и снова иду к печке, чтобы вскипятить ещё воды. Растопленной воды больше нет. Накладываю в кастрюлю полурастаявшую снежную кашу, оставляю на печке и возвращаюсь к ребятам. Их уже немножко отпустило, поэтому теперь они рассказывают нам о том, что произошло.

Их трое. Двое ребят и инструктор. Проснулись в 23 часа, вышли на восхождение в 00 часов. Вернулись ближе к полуночи. На горе провели почти 24 часа. На вершину поднялись в районе 13 часов, как раз в тот момент, когда её заволокло туманом. С каждым часом погода всё ухудшалась и ухудшалась. Видимость совсем пропала, а потом начало темнеть. Уставшие и замёрзшие они пытались найти обратный путь. Рассказывали, как на седловине все трое видели медведя. Зимой, ночью, на высоте выше 5000 метров, где вечный лёд и больше ничего. Что бы там мог делать медведь… Это недостаток кислорода и усталость рождают в сознании людей подобные галлюцинации. (Кстати, когда мы с Лёшей в декабре поднимались на Приют уже вечером и были там одни, нам тоже казалось, что рядом кто-то разговаривает, и видели сноубордиста там, где его уж точно быть не может). Так вот, пройдя седловину и косую полку, инструктор сориентировался, и они свернули в сторону скал Пастухова. Сил у них уже не было, поэтому связались со спасателями и вызвали ратрак, который поехал к ним навстречу и подобрал в районе скал Пастухова. «В тот момент, когда подъехал ратрак и я забрался в него, я почувствовал, что живой. Это ощущение жизни было настолько сильным, на сколько я никогда раньше его не испытывал», делится впечатлениями один из ребят. Ратрак спустил их к Приюту и всё, что было после, мы уже видели своими глазами. Одному из них нужно было спускаться на поляну Азау, т.к. его там ждала машина, поэтому он так быстро собрал вещи и побежал к ратраку, который увёз его вниз. Двое других остались с нами в столовой и рассказали эту историю. Кстати, один из них совсем не альпинист, а просто любитель, снова делится своими впечатлениями: «Недавно я был на горе Килиманджаро (5895 м). Сегодня я поднялся на Эльбрус (5642 м) и понял, что не взойти на Эльбрус не стыдно». После, наверное, десятой кружки чая ребята, наконец, нашли силы, чтобы расшнуровать и снять кошки, системы и отстегнуть от себя обледеневшие ледорубы. Один из них пошёл в домик отдыхать, а инструктор ещё долго сидел с нами, пил чай и молчал... Видимо, психологически ему досталось больше всех. Всё-таки он нёс ответственность за группу. Вот такая у инструкторов тяжёлая работа – людей на гору водить.

Проснулись мы рано, в 6 утра. Никакого рассвета не увидели. Видимость нулевая, ещё хуже, чем вчера.
 
 
Самочувствие отличное, но есть снова не хочется. Пьём горячий грибной бульон, собираем вещи и отправляемся к домикам МЧС, чтобы попрощаться с Сергием.
 
Долго не задерживаемся, желаем ему удачи и начинаем спуск.
Через завесу утренней дымки проглядывают снежные великаны...
На станцию Мир спустились в 9 утра как раз к началу работы канатки. Но решили пойти вниз пешком, потому что до отъезда автобуса ещё очень много времени.
 

Идём мы не спеша, делаем остановку на станции Кругозор. Там я иду умываться и чистить зубы, смотрю на себя в зеркало и радуюсь тому, какой у меня теперь модный горный загар.
От станции Кругозор спускаемся к поляне Азау, немного гуляем по рыночку и идём по тропинке до полны Чегет, откуда должен отъезжать наш автобус. Доходим туда мы в районе обеда и в этот момент у нас наконец-то появляется аппетит! Мы с удовольствием обедаем в кафе хычинами и вкуснейшим чаем с малиновым вареньем.

До автобуса остаётсяь ещё два часа. Оставляем рюкзаки в гостинице и отправляемся на поляну "Нарзанов", чтобы попить минералки.
 
По пути любуемся великолепными пейзажами, и приходим в гостиницу как раз ко времени отправления автобуса.
На обратном пути наши весёлые спутники радуют нас игрой на гитаре и весёлыми песнями.

Вот такое увлекательное путешествие мы себе устроили.

Когда вернулась в город, ещё раз осознала, на сколько меня впечатлило увиденное на Приюте. И ещё раз задумалась, для чего же люди ходят в горы? Ведь эти замёрзшие, уставшие, еле выжившие альпинисты в день своего восхождения не увидели ничего, кроме снега и тумана.

Так вот, люди ходят в горы не только, чтобы полюбоваться рассветами, закатами, звёздным небом и окружающей красотой. Этого всего из-за плохой погоды можно и не увидеть. Люди ходят в горы, в первую очередь для того, чтобы достигая пределов своих физических возможностей, познавать самого себя...

1 комментарий:

  1. Умничка! Хороший слог! Хорошая тяга к тому, что учит тебя быть собой. К умению вообще быть а не существовать....

    ОтветитьУдалить